НАМИ-56: иномарки, с которых копировали советские конструкторы

В любые десятилетия в конструкторских бюро советских автозаводов внимательно изучали новинки мировой автомобильной промышленности. Наши конструкторы не ограничивались чтением американских, немецких, английских и французских журналов. Для полноценного изучения им были необходимы настоящие машины. И Министерство по заявкам главных конструкторов заводов приобретало необходимые им иностранные образцы – в Европе и США любые автомобили имелись в свободной продаже.

До войны полный гараж иномарок содержал НАТИ, экзотические американские машины обкатывали на ГАЗе и ЗИСе. В самые тяжёлые военные годы на Заводе имени Сталина изучали огромные Packard, Lincoln, Cadillac, аналоги будущего ЗИС-110. На ГАЗе, планируя будущую Победу, изучали натурный образец Opel Kapitan.

В послевоенные годы настало затишье. Сказалась политическая обстановка – холодная война, борьба с «низкопоклонством перед Западом» в СССР. В то же время на заводе малолитражных автомобилей, особенно после 1949 года, когда пост главного конструктора занял Александр Фёдорович Андронов, прописалась целая колонна импортных малолитражек – FIAT, Ford, Peugeot, Skoda, забытых ныне английских марок Austin, Hillman, Morris.

Уже 1956 год принёс ХХ съезд КПСС и новый исторический период, который потом назовут «оттепелью». Именно тогда Министерство автомобильной и тракторной промышленности решило изучить, куда шагнул прогресс в мировом автомобилестроении. Отечественная техника стремительно устаревала. Легковое автомобилестроение ещё «держалось»: за прошедшие после войны годы появились ЗИМ и ГАЗ-69, в апреле 1956-го МЗМА выпустил новый «с иголочки» Москвич-402, ГАЗ в то же время активно готовил Волгу.

А грузовики и автобусы так и остались на послевоенном уровне: перетяжелённые, неэкономичные, с недостаточной мощностью двигателей. К тому же модельный ряд отечественных машин уже не удовлетворял всем потребностям народного хозяйства, и остро вставал вопрос о расширении типажа.

В первые месяцы 1956 года произошел настоящий прорыв. По распоряжению нового министра Николая Ивановича Строкина было закуплено 20 легковых и 15 грузовых автомобилей, 5 автобусов, 13 бензиновых и дизельных двигателей, огромное количество комплектующих и запасных частей. Всё это великолепие в мае выставили в НАМИ, и продолжалась та выставка несколько месяцев. По одним данным, до августа, по другим – до октября. Рядом для сравнения поставили основные модели советских автомобилей.

Задача стояла такая: познакомить конструкторов и других инженеров автозаводов, представителей автотранспортных предприятий и заводов смежных производств с типажом, внешней формой и особенностями конструкции современных автомобилей. Помимо специалистов, на выставку приходили и обычные посетители-автолюбители. Обзор экспонатов проливает свет на вопрос, какие узлы и агрегаты знакомых нам машин 50-60-х годов были скопированы, и с каких прототипов.

Копировали ли на наших заводах иномарки? Как видим, копировали. Но далеко не всегда внешнюю форму кузова. Конструкторов интересовали отдельные новые сложные узлы: например, усилитель руля, кондиционер, автоматическая коробка передач. Всё это было проще позаимствовать у импортных аналогов. К тому же у нас внимательно изучали способы снизить массу, повысить мощность двигателя.

Впрочем, изучение аналогов – не наш феномен. Зарубежные фирмы тоже внимательно исследовали продукцию своих конкурентов. Многое зависело от позиции конкретного главного конструктора. А.М. Кригер на ЗИЛе обожал копировать, а А.Ф. Андронов на МЗМА – ненавидел, старался как можно больше узлов разработать силами своей команды. Но и ему приходилось выполнять министерские приказы, как это вышло с будущим Запорожцем. Сказалось и то, что советская промышленность долго не имела возможности закупать готовые узлы у специализированных зарубежных фирм.